Новая проверка АЗС выявила литровый недолив бензина

0
8

Вместе с ФАР мы проехали на «тайном автомобиле» по городским заправкам

23.07.2018 в 13:48, просмотров: 18441

Недавно наделало много шуму исследование о недоливе бензина на российских заправках. Федерация автомобилистов России посчитала, сколько реально заливают в баки машин на междугородних трассах. В 76 процентах «образцов» нашли недолив. Совместно с ФАР, используя их особо оборудованный тайный автомобиль, мы отправились в рейд по московским заправкам, увидели технологию исследования и подтвердили: да, бензин не доливают и в Москве.

Парковка у железнодорожной станции на окраине Москвы. Ряд обычных, в меру потрепанных, машин — с антеннами, с «гребешками» такси и без. Из некоторых окошек поднимается дым сигарет, из некоторых играет музыка — где рэп, где шансон. Одна из десятка машин — «шпионская»: не просто авто, а передвижная установка для проверки автозаправочных станций.

— А вы угадайте, какая! — смеется встречающий, председатель Федерации автовладельцев России (ФАР) Сергей Канаев. Вот этот «жигуленок»? Да нет, слишком просто… «Нексия» с раздающимся изнутри «Радио Восток»? Тоже мимо. Двадцатилетний «мерин»? «Гранта»?

Той самой машиной оказывается обычный шестилетний «Мицубиси Лансер» — без всякого тюнинга, простая рабочая лошадка часто ездящего по трассам человека. Собственно, именно такой «невидимкой» и должна быть тестовая машина для проверки автозаправок.

Обычная проверка на количество и качество заправляемого топлива (доливают ли? насколько бензин соответствует стандартам?) проводится контролирующими органами и так или иначе не является сюрпризом для проверяемых. Поэтому узнать, сколько и какого топлива продают на заправках обычным клиентам, можно только полностью «слившись с ландшафтом». В общем, как в торговых сетях — методика тайного покупателя.

Разрабатывают эту методику у нас сразу несколько организаций, самой оперативной оказалась ФАР. «Сразу предупредим, — говорит Канаев. — Мы пользуемся международно признанными методиками подсчета и замера. Но саму тестовую установку только предстоит сертифицировать. Поэтому сразу предупреждаю: сделано по обходным технологиям, не пытайтесь повторить это в домашних условиях».

И опять смеется.

Запах детства

На заднем сидении «Лансера» живо вспоминается детство и отцовская «Нива». Запаска и инструменты лежат в салоне. Остро пахнет бензином. Это, собственно, и есть последствия оборудования тайного автомобиля: всё топливоизмерительное хозяйство помещено в багажник. Так что открывать окна — не лишняя мера.

— Проездишь день — голова дурная, — подтверждает Дмитрий, еще один активист ФАР и постоянный участник проверок. Он садится за руль, Сергей занимает штурманское место.

Погнали. «Ну что, — предлагает Канаев, — начнем с цивилизации?» Впереди новенькая АЗС с заправщиками, магазином, туалетом и всем полагающимся: именно на таких предпочитают заправляться те, кто с машинами на «вы».

Если бы это была стандартная государственная проверка, заливать топливо предстояло бы не в бак, а в специальную мерную емкость. Она бы и показала, врет ли дозирующий механизм и если врет, то насколько. Но мы заправляемся совершенно стандартно, через штатную горловину. В этом и смысл.

— Главное — не забыть чек, — комментирует Канаев. — Это основной документ для нас: в чеке отражено количество проданного топлива, цена и стоимость. Чуть позже, после замера, мы вклеим чек в протокол, чтобы вместе с ним сдать контролирующим органам.

Время собирать капли

Отъехали недалеко — до ближайшего пустыря. С шиномонтажом, сервисами, паркингом за сетчатым забором? Уходящая натура. Зато здесь удобно проделать самую главную часть проверки — собственно замеры. Мужики из сервиса тут не помеха — всего лишь подошли и любуются на почтительном расстоянии.

— Вот чем наша машина отличается от любого другого «Лансера», — Дмитрий открывает багажник. В нем — две больших, литров на 30, канистры, одна лежит на боку. В горлышко вставлен штатный топливопровод от заливной горловины.

Бензин из пистолета течет по пластиковому шлангу не в бак, а сюда, в канистру. Специальную — для нефтепродуктов, то есть антистатическую. Так что пожаробезопасность соблюдена.

— Примерно так, по нашей информации, работают «тайные покупатели» топлива во многих странах, — говорит Сергей Канаев. — Прежде, чем начинать работать в таком формате, мы консультировались с Росстандартом — это основная инстанция, проверяющая качество и количество продаваемого топлива. И они согласились с такой методикой, одобрили ее.

Шланг осторожно отсоединяют от канистры. Стряхивают в крышечку (получается еще пара капель) завинчивают ее. Вытаскивают из багажника: канистру, уровень на магните, цифровые весы, ареометр и высокую пластиковую колбу. Закрывают багажник. Выставляют его горизонтально по уровню, подкладывая моток изоленты, книжку, коврик… Ура, горизонтально! Теперь можно ставить весы.

Школьная физика

— Записывай: 9040 граммов! — диктует Дмитрий. Сергей начинает заполнять протокол. Графа: вес брутто. Попутно комментирует: во всех документах топливной индустрии речь идет не о литрах топлива, которые покупает конечный пользователь, а о тоннах — то есть о весе, а не об объеме. Поэтому и проверяется (как, кстати, и в официальных рейдах) прежде всего масса. Которая уже с учетом плотности переводится в объем.

Тонкость здесь в том, что один и тот же бензин при разных температурах будет иметь разную плотность. «Физика, школьная программа, ну!» — смеются оба «тайных покупателя».

Из веса брутто получаем вес нетто, отняв вес канистры. Тара уже замерена заранее — вот на ней даже маркером отмечено: «880 г». Получается — 8160.

Дальше часть бензина наливается в высокую колбу, куда запускают замечательный прибор — сочетание термометра с ареометром, этакий ртутно-спиртовой поплавок. Показывает и температуру бензина — ого, всего 9 градусов, вот что значит подземное хранилище — и его плотность. «Пишем: 740!» — командует Дмитрий.

Теоретическое обоснование — это к Канаеву. «Вот таблицы, по которым мы приводим плотность при данной температуре к стандарту 15 градусов Цельсия, — объясняет Сергей. — Это делается, чтобы исключить влияние погоды».

Зная условную стандартную плотность, Сергей быстро делит на нее массу — и получает искомый объем. Получается — 11,1 литра (а куплено было, по чеку, 11,2 — заправляемся опять же стандартно, на 500 рублей).

— Типичный случай, не доливают. Но это еще по-божески, — комментирует Канаев. — Даже забавно: если говорить о сетевых АЗС, недолив обычно у каждого бренда стандартизирован. Мне пытались объяснить «в кулуарах» представители сетей, что так они якобы компенсируют неизбежные потери — и от транспортировки, испарения и так далее, и от пересчета килограммов в литры.

Замечали, что на многих заправках счетчик настроен так, что чуть-чуть как бы «переливает»? А ведь действительно, если бы эти показания были правдой, кассирам пришлось бы в конце каждой смены покрывать довольно значительную недостачу. Но этого очевидным образом не происходит — значит, «вежливые люди» с АЗС так настраивают колонки, что они показывают нам не всю правду.

Багажник «шпионского» автомобиля.

Разнообразие видов

Следующий номер программы — АЗС, на которую обычно заезжают продвинутые экономные автомобилисты. Заправщика нет, магазина тоже, краска несколько облупилась. Зато бензин — дешевле на целых три рубля, чем стандартно. Если бы я ехал на своей «Волге» — приехал бы именно сюда: машина неприхотливая, съест хоть «76-й», а три рубля — это три рубля!

— Пожалуйста! — скучающая девушка на кассе пробивает такой же чек «95-го на 500». Процесс совершенно тот же — разве что по счетчику бензина налили побольше, чем на первой заправке. 11,7 литра. Впрочем, радуюсь недолго: ровно до следующего пустыря, где снова разворачивается тестовая аппаратура.

Глаз сразу приуныл от «веса брутто»: где было 9 с лишним килограммов, здесь чуть больше восьми. Отнимаем, перемножаем, делим, сверяемся с таблицами — выходит, недолив больше литра. Из десяти! Дела, дела… Еще немного умножения — и получается, что закупились мы обычным 95-м по цене 98-го: около 48 рублей. Вот так выбор профессионалов…

— И снова стандартная ситуация, мы не удивлены, — говорит Канаев. — Наши рейды с начала этого года показывают: АЗС, где цена топлива установлена ниже негласного стандарта для региона, берут свое за счет недолива. А некоторые, полагаем, и за счет качества топлива — уж больно противно пахнет бензин с некоторых заправок. От такого голова не кружится, а прямо-таки болит.

Собственно, наш небольшой рейд подтвердил выводы большого исследования, которые ФАР не так давно обнародовала. Надо сказать, впрочем, что некоторые эксперты оспаривают методику общественников. Сергея и Дмитрия критикуют и за использование несертифицированной тестовой установки, и за собственно методику исследования.

— Мы разрабатываем собственную методику проверки работы АЗС методом «тайного покупателя», — рассказал «МК» руководитель Независимого топливного союза Григорий Баженов. — Она будет всесторонне теоретически выверена, получит все нужные сертификаты, и после этого можно будет проводить проверки, результатам которых можно доверять. Пока же, к сожалению, мы не считаем, что по результатам проверок ФАР можно делать какие-либо выводы о работе АЗС — как крупных сетевых, так и независимых.

Впрочем, понятно, что утверждать, выверять и сертифицировать можно (и нужно) долго, очень долго. А проверить работу заправок хочется вот прямо сейчас. По-простому — почему бы и нет? И проект ФАР — как раз такая попытка «на коленке» получить применимые для жизни результаты. Вот только в домашних условиях собирать такую установку действительно не советуем. Да и бензином в салоне пахнет очень сильно.

Читайте материал «Налоговый маневр правительства: бензин вырастет до 50 рублей за литр»

Читайте наши новости первыми — добавьте «МК» в любимые источники.


Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Комментарии