Горькую пилюлю повышения НДС начинили бедностью

0
7

Инфляция, падение доходов, рост цен: чем обернется увеличение налога на добавленную стоимость

19.07.2018 в 19:16, просмотров: 18278

Госдума приняла 18 июля во втором чтении законопроект о повышении налога на добавленную стоимость с 18% до 20%. В отличие он других распиаренных налогов, например подоходного или имущественного, об НДС мало что известно широкой публике. Между тем это самый большой источник налоговых поступлений в федеральный бюджет, и теперь он станет еще больше. Власти не скрывают, что дополнительные 2% сбора, или примерно 600–630 млрд рублей в год, пойдут на исполнение майских указов президента. Чем обернется для граждан, бизнеса и всей экономики повышение самого сложного и загадочного в России налога — разбирался «МК».

Власти объявили об увеличении НДС во время чемпионата мира по футболу, вероятно, чтобы не заострять внимание общественности на грядущих переменах к худшему. Новости о налоге на добавленную стоимость стали для большинства полной неожиданностью. Правда, раньше правительство намекало на некий налоговый маневр под названием «22/22», связанный с НДС. Оно собиралось вместе с повышением фискального сбора понизить страховые взносы, которые платит бизнес, и тем самым нивелировать негативные последствия для предприятий и конечного потребителя. В итоге вместо сложного маневра выбрали простое повышение ставки НДС и объявили, что дополнительные фискальные доходы пойдут во благо самого же народа: на них будут выполнены социальные задачи, вытекающие из майского указа. Конкретнее это развитие образования, здравоохранения, строительство инфраструктурных объектов. Всего на исполнение майских указов, рассчитанных на шесть лет, нужно 8 трлн рублей, повышение НДС, по расчетам Минфина, даст половину — 4 трлн. В общем, улучшение качества жизни, которое обещает государство, предложили проспонсировать самим россиянам.

Откуда взялся НДС

Налог на добавленную стоимость изрядно портит жизнь бухгалтерам предприятий. Дело в том, что это самый сложный для понимания, расчета и уплаты фискальный сбор. Вкратце: он взимается с каждого участника производственной цепочки товара и потом возмещается по сложной системе возврата. Но есть у НДС одно приятное для предприятий свойство: являясь косвенным налогом, он в итоге уплачивается не из выручки, а из кармана конечного потребителя. Поэтому в чеках магазинов можно увидеть строчку, где значится сумма уплаченного с покупки НДС. Налог распространяется не только на товары, но и на услуги — за исключением льготного списка, для него ставка снижена до 0% или 10%. По нулевой ставке облагаются операции экспорта, трубопроводный транспорт нефти и газа (для этого бизнеса в России созданы индивидуальные условия), передача электроэнергии, перевозки железнодорожным, воздушным и водным транспортом. Ставка в 10% распространяется на большинство товаров для детей, лекарства и медицинские изделия. Для всех остальных товаров и услуг НДС в настоящее время составляет 18% от конечной стоимости. А с 2019-го — будет 20%.

Интересна история создания налога на добавленную стоимость. В историческом плане НДС считается одним из самых молодых налогов, его широкое применение началось лишь в 1960-х годах, но теперь государства, где он используется, не мыслят себе без него доходную часть госбюджетов. Правда, такие развитые экономики, как США и Япония, обходятся вовсе без него. Говорят, Билл Клинтон в бытность свою президентом США как-то заикнулся о введении НДС, но тут же получил хладнокровный отпор от экономистов. Они заявили, что в странах с НДС налоговое бремя на 40% тяжелее, чем в государствах без него.

Примечательно, что впервые идея ввести универсальный косвенный налог была озвучена в Германии немецким предпринимателем Вильгельмом фон Сименсом, основателем компании «Сименс». В 1919 году у этой крупной транснациональной промышленной группы начались проблемы с иностранными активами, и она несла серьезные финансовые издержки. Другие предприятия Германии, проигравшей Первую мировую войну, тоже были в плачевном состоянии. Для того чтобы стимулировать немецкую экономику, Сименс предложил реформировать налоговую систему и внедрить новый косвенный налог, который смог бы внушительно пополнить государственную казну, но основная уплата которого ложилась бы на плечи конечного потребителя, а не на производителей. Правда, в тот момент расчетливой идее Сименса не суждено было сбыться: предприниматель умер, и о НДС забыли почти на полвека.

Снова заговорили о нем уже во Франции. В 1954 году французские экономисты детально разработали схему НДС, и в этом виде она действует в стране по сей день. Во второй половине прошлого века у налога было еще одно важное обоснование: в этот период началась работа по созданию общего европейского рынка, а существующие налоги (с оборота или продаж) вели к неравному положению стран-участниц торгового альянса. Поэтому универсальный налог на добавленную стоимость был идеальным решением. Кроме того, для цивилизованной Европы важно было «скрыть» новое налоговое бремя от конечного плательщика, а НДС очень удачно прятался в итоговую стоимость товара. При этом НДС очень легко администрируется, что подтверждает его высокая собираемость по всему миру. Дело в том, что, в отличие от НДФЛ или налога на прибыль, его размер для уплаты нельзя уменьшить с помощью «серых» зарплат или подделки финансовой отчетности. В России в 2017 году посредством НДС собрано 3,1 трлн рублей, что составило пятую часть доходов федерального бюджета.

Меньшее из зол

Когда Госдума в первом чтении принимала повышение НДС, правительство и депутаты применили весь свой арсенал аргументов в пользу нововведения. Глава думского комитета по бюджету и налогам Андрей Макаров приводил такие доводы. Во-первых, утверждал он, косвенное налогообложение гораздо эффективнее прямого, что якобы признает весь мир. Поэтому на повышении НДС власти остановились, выбрав меньшее из зол. Альтернативным вариантом, вероятно, было повышение НДФЛ, что по доходам население ударило бы гораздо сильнее. Во-вторых, Макаров убежден, что это повышение — и не повышение вовсе. Дело в том, что с 1992 года, когда НДС был введен в России, и вплоть до 2004-го ставка была равна 28%, а потом ее понизили до 18%, но не по доброте душевной, а чтобы повысить собираемость налогов. За это время бизнес сэкономил 5,2 трлн рублей, по подсчетам депутата, хотя эти средства могли бы быть направлены на развитие. Теперь же власти просто чуть подняли ставку ближе к прежнему уровню, считает парламентарий. Что касается повышения цен, то его быть не должно, ведь «когда НДС понижали, бизнес цены не понизил, значит, и повышать сейчас не должен», полагает Макаров. «На социально значимые товары НДС не поменяется и останется на уровне 10%, а то, что мы слышим сейчас о повышении цен на продукты питания и детские товары, то это как минимум недобросовестно», — заявил глава думского комитета.

Между тем уверениям одних властей противоречат заявления других. В недавнем обзоре Центробанка «О чем говорят тренды» указано, что из-за повышения НДС в 2019 году к росту потребительских цен может добавиться 0,8–1,25%. Это довольно существенная прибавка к ценам, если учесть, что сегодня годовая инфляция в стране оценивается тем же ЦБ в 2,3–2,5%. При этом под налогообложение НДС попадает 70% стоимости потребительской корзины. Причем эффект будет виден в течение одного-двух кварталов после повышения, когда производители распродадут товар по старым ценам. Однако при этом, не исключают аналитики, возможен рост цен и в месяцы, предшествующие повышению НДС. Так производители будут страховаться от грядущего повышения налога, которое конечные потребители еще не успели им компенсировать.

Впрочем, как выяснили специалисты Центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ, страховаться начали уже сейчас. Они провели опросы среди руководителей 3,8 тыс. крупных и средних предприятий по всей стране и обнаружили, что уже второй месяц подряд наблюдается заметный подъем цен производителей товаров в обрабатывающей промышленности (сюда входят отрасли, которые производят все, чем пользуется потребитель — от одежды до бензина). О росте «своих» цен заявили 14% респондентов, а о повышении «чужих» цен — на сырье и материалы — отрапортовали 34%. Еще 22% руководителей заявили, что намерены увеличить «свои» цены в ближайшее время.

Аналитики пишут, что если тенденция продолжится, то это разгонит потребительскую инфляцию. Почему? Исследователи называют две главные причины. Во-первых, подавляющее большинство услуг, включенных в потребительскую корзину (а именно она используется для расчета инфляции), облагается НДС. Во-вторых, наибольший ущерб от роста НДС понесут те виды промышленной деятельности, где высока доля затрат на промежуточное потребление сырья и материалов: к ним относится, к примеру, пищевая промышленность. Прогноз аналитиков ВШЭ по увеличению инфляции: плюс 1,1–1,3% в следующем году. «Соответственно, при сохранении номинальных доходов примерно на эту же долю сократятся реальные располагаемые денежные доходы населения», — делают неутешительный вывод эксперты. И эти прогнозы уж совсем никак не вяжутся с убеждениями властей о том, что повышение НДС никак не отразится на людях.

Горькая пилюля

Эксперты Института актуальной экономики (ИАЭ) подсчитали: за рост НДС каждый россиянин заплатит в год 4200 рублей из своего кармана. Как следствие, покупательная способность населения снизится на 2%, что в свою очередь приведет к снижению спроса на товары. Как отмечает директор ИАЭ Никита Исаев, об этом людей должны были предупредить и обсудить рост НДС с общественностью. А пока интересуются мнением россиян только социологи. Фонд «Общественное мнение» в июле провел опрос и выяснил: 34% респондентов считают, что повышение НДС принесет экономике больше вреда, чем пользы, в частности, среди негативных эффектов называются «рост цен, налогов, инфляции», «снижение уровня жизни людей, ухудшение их положения», «снижение покупательной способности населения». ФОМ также спросил граждан об их материальном положении. Оказалось, что за последние 3 месяца доля тех, кто отмечает ухудшение благосостояния, выросла с 18% до 28%.

Однако в этих условиях ставка налога все равно будет повышена. Но если о людях государство думает в последнюю очередь, то непонятно, почему оно не печется об экономике в целом. Экономисты предупреждают: рост НДС может затормозить ВВП, который погрузится в стагнацию и не будет подниматься выше 1,5% в год. А ведь в тех же майских указах президента сказано, что экономика России должна войти в пятерку крупнейших экономик мира и расти темпами выше мировых — 4–5% в год.

«Рост НДС приведет к снижению ВВП, потребления, инвестиций, экспорта и импорта (по отношению к базовому сценарию) приблизительно на 0,4–0,6%», — говорится в Мониторинге экономической ситуации в РФ, подготовленном экспертами РАНХиГС и Института Гайдара. Правда, иные альтернативы финансирования госрасходов, например увеличение налога на прибыль, привели бы к еще большему сокращению ВВП, полагают они. «Однако существуют и более эффективные меры экономической политики, которые теоретически могли бы решить задачу исполнения майского указа без повышения налогов, в том числе увеличение эффективности госсектора и госзакупок и снижение уровня коррупции», — отмечают аналитики и дают свой прогноз по увеличению инфляции: плюс 0,9–1,5% в будущем году.

По словам заведующего лабораторией макроэкономического моделирования Института Гайдара Андрея Полбина, помимо увеличения инфляции повышение НДС приведет к снижению трудовых стимулов и уменьшению суммарных отработанных часов в экономике, а это будет означать сокращение потребления. «Инвестиции в экономику тоже упадут: меньшая занятость приведет к снижению доходности капитала», — заключает эксперт.

«Фактически финансировать майские указы будем мы с вами — НДС равномерно размазан по всей российской экономике. Повышение НДС приведет к росту цен практически на все продукты и товары. Продавцы не станут торговать себе в убыток, поддерживая прошлые цены (такое возможно лишь для товаров, не пользующихся спросом), а переложат увеличение своих трат на потребителей. Мы ожидаем, что повышение НДС прибавит порядка 1% к инфляции в течение года. Впрочем, инфляция в России сейчас находится на историческом минимуме, так что власти могут себе это позволить. Населению же придется проглотить еще одну горькую пилюлю», — подытоживает все вышесказанное в беседе с «МК» старший аналитик компании «Альпари» Роман Ткачук.

Читайте материал: Госдума рассмотрела пенсионную реформу: детали обсуждения

Читайте наши новости первыми — добавьте «МК» в любимые источники.


Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Комментарии